Рак предстательной и молочной железы взаимосвязаны

Рак предстательной и молочной железы взаимосвязаны

Наследственная предрасположенность к развитию рака является одним из наиболее важных факторов риска возникновения такой онкологической патологи, как опухоли молочной железы. Давно известно, что наиболее часто с данным диагнозом сталкиваются те, чьи мамы или бабушки также наблюдались у онколога. Недавно исследователи из США обнаружили подобную взаимосвязь и в отношении другой распространенной опухоли. Речь идет о раке предстательной железы, ежегодно поражающем тысячи мужчин.

Влияние наследственности на развитие рака молочной и предстательной железы

При проведении научного исследования ученым из Университета Уэйна, расположенного в Детройте, удалось установить, что между этими двумя онкологическими заболеваниями существует взаимосвязь. Оказалось, что отягощенный семейный анамнез по раку предстательной железы приводит к увеличению риска возникновения опухолей молочной железы у женщин. Результаты этого интересного исследования были опубликованы в журнале Cancer. Для того чтобы подробно изучить вопрос, исследователи изучили медицинские данные 78 тысяч женщин. На начало обследования их возраст варьировал от 11 до 16 лет, и ни у одной из них не было признаков рака молочной железы. На момент окончания эксперимента онкологическая патология была диагностирована у 3,5 тысяч участниц эксперимента.

Ученые провели анализ данных о состоянии ближайших родственников женщин, участвовавших в эксперименте. Оказалось, что наличие родственников-мужчин, страдавших от рака предстательной железы, увеличивало риск возникновения опухолей груди на 14%. Если вдобавок к этому в роду имелись женщины, заболевшие опухолями молочной железы, вероятность развития рака повышалась до 78%.

Факторы риска рака молочной и предстательной железы

К другим факторам риска возникновения опухолей молочной железы специалисты относят:

  • мутации генов BRCA-1 и BRCA-2, передающиеся по наследству;
  • отягощенный анамнез по опухолям груди;
  • доброкачественные заболевания молочной железы, самое распространенное из которых мастопатия;
  • ранее начало и позднее угасание менструальной функции;
  • отсутствие родов в анамнезе;
  • поздняя беременность и роды;
  • проведение заместительной гормональной терапии препаратами на основе эстрогенов в постменопаузальный период;
  • злоупотребление алкоголем;
  • курение;
  • гипотиреоз;
  • сахарный диабет;
  • заболевания печени;
  • воздействие ионизирующей радиации.

Заболеть раком предстательной железы имеют больше шансов мужчины со следующими факторами риска:

  • возраст старше 65 лет;
  • принадлежность к афроамериканской расе;
  • нерациональное питание с преобладанием животных жиров и мяса;
  • недостаток фруктов и овощей в питании;
  • избыточная масса тела;
  • проведение вазэктомии;
  • наличие такой доброкачественной опухоли как аденома предстательной железы;
  • хронический простатит;
  • пониженная сексуальная активность;
  • повышение уровня кальция в крови.

Профилактика рака молочной и предстательной железы

Исходя из основных факторов риска рака молочной и предстательной железы, можно сделать вывод, что, даже несмотря на наследственную предрасположенность к возникновению опухоли, вероятность заболевания можно значительно уменьшить. Для этого следует лишь вести здоровый образ жизни, правильно питаться и давать своему телу регулярную физическую нагрузку. Выбор качественных продуктов питания и сбалансированная диета избавят от развития ожирения, сахарного диабета, атеросклероза и других распространенных болезней, приводящих к снижению уровня здоровья. Регулярная половая жизнь, снижение стрессового влияния помогут поддерживать в норме гормональный фон, оказывающий большое влияние на молочную и предстательную железы. Согласно данным исследования, особенно важно соблюдать эти рекомендации тем людям, родственники которых не понаслышке знакомы с онкологической патологией.

Лечение в клиниках “АССУТА” и “ХАДАССА”

Вас интересует лечение в Израиле?

Крупнейшие профессиональные больницы Израиля – «Ассута» в Тель-Авиве и «Хадасса» в Иерусалиме предлагают реальную возможность получить качественное и специально для вас подобранное лечение у замечательных специалистов по адекватным ценам.

Мы помогаем найти решение ваших проблем со здоровьем, а также предоставляем полную информацию о лучших израильских врачах.

Сколько стоит лечение в Израиле?

Цена лечения играет решающую роль в принятии решения о поездке в Израиль.

Каждый медицинский случай уникален, поэтому мы предоставляем нашим пациентам ориентировочные цены на диагностику, реабилитацию и лечение в больницах, а также рассказываем о том, как правильно спланировать поездку и сэкономить деньги во время лечения в Израиле.

Наша главная цель – качественно составленная медицинская программа по доступной цене.

ДИАГНОСТИКА РАКА ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

студент, кафедра медицинской биохимии НГМУ

РФ, г. Новосибирск

кандидат биологических наук, кафедра медицинской биохимии НГМУ

РФ, г. Новосибирск

Рак предстательной железы — одно из наиболее распространённых злокачественных новообразований у мужчин, чаще всего развивающееся в периферической зоне простаты. С каждым годом число заболевших мужчин растет во всем мире. Это заболевание занимает второе место по встречаемости среди злокачественных новообразований (после рака кожи), являясь второй по частоте причиной летального исхода от онкологических заболеваний [4, с. 62]. В структуре заболеваемости злокачественными новообразованиями мужского населения России на долю рака предстательной железы в 2004 г. приходилось 6,9 %, в 2009-м – уже 10,7% [4, с. 62]. Течение рака предстательной железы происходит без видимых признаков и жалоб, часто болезнь начинает беспокоить лишь тогда, когда зашла слишком далеко. Ранняя диагностика позволяет выявлять рак предстательной железы и начинать максимально быстрое лечение, так как агрессивность рака предстательной железы зависит от стадии заболевания, степени дифференцировки ткани опухоли и от сроков его выявления. Рак предстательной железы – медико-социальная проблема мужского населения. На начальных стадиях это заболевание может протекать бессимптомно, либо с симптоматикой, которая обусловлена сопутствующими, более распространенными патологиями, такими как хронический простатит и доброкачественная гиперплазия предстательной железы. Ранняя диагностика рака предстательной железы позволяет провести своевременное радикальное лечение, зачастую способствующее полному выздоровлению пациентов [7, с. 132].

Достоверный способ определения рака предстательной железы – это биопсия простаты. Она помогает определить наличие раковых клеток в ткани простаты и даже стадию развития заболевания. Однако эта процедура очень болезненная, после нее могут возникнуть осложнения, например, гематурия, повышенная температура, затрудненное мочеиспускание. Поэтому в настоящее время в качестве ранней диагностики рака предстательной железы используют специальные биохимические маркеры, которые позволяют точно и быстро провести процедуру и поставить диагноз.

Читать еще:  Езда на работу на велосипеде может снизить риск развития заболеваний сердца

С 1938 г. для диагностики рака предстательной железы в клинике начали использовать простатическую кислую фосфатазу [7, с. 133]. Кислая фосфатаза – это группа изоферментов, которая катализирует гидролиз органических эфиров фосфорной кислоты. Этот фермент содержится практически во всех тканях. Его много в предстательной железе, клетках крови (эритроциты, тромбоциты, лейкоциты), селезенке, печени, почках, костном мозге. Кислая фосфатаза активна в остеокластах и макрофагах. Активность кислой фосфатазы никак не проявляется до половозрелого возраста. Кислая фосфатаза позволяет определить клиническую стадию рака предстательной железы. Также этот вид маркера позволяет провести прогноз заболевания: рецидив или ремиссия, а также эффективность проведенной терапии.

Кислая фосфатаза была главным маркером рака предстательной железы более 50 лет. Однако сейчас она не используется для исследования и определения стадии развитии заболевания.

С 1986 г. в практику вошло определение уровня количества простат-специфического антигена (ПСА) в крови. ПСА – это гликопротеин, относящийся к классу сериновых протеаз, вырабатывается в предстательной железе. При развитии рака предстательной железы уровень ПСА в сыворотке начинает повышаться за счет структурных нарушений в протоках простаты [5, с. 427]. Общая (для всех возрастов) норма ПСА – 0-4,0 нг/мл. Высокий уровень ПСА (более 10 нг/мл) может указывать на развитие злокачественного новообразования в простате. Однако доброкачественная гиперплазия предстательной железы или хронический простатит тоже вызывают повышение уровня ПСА в крови, в то время как злокачественная гиперплазия не всегда вызывает высокий уровень ПСА. Поэтому ПСА является органоспецифичным, а не ракоспецифичным маркером, он обладает низкой чувствительностью в пределах серой шкалы (от 2,5 до 10 нг/мл). Уровень ПСА в крови однозначно не выявляет заболевание. Более того, у некоторых мужчин при наличии злокачественного процесса в предстательной железе уровень ПСА остается в пределах нормальных цифр и, поэтому, рак остается невыявленным. Таким образом, нужен был новый маркер в диагностике рака предстательной железы, и таким маркером стал уровень белка PCA3, определяемый в моче. РСАЗ – это высоко специфический маркер, который даст возможность на молекулярно-генетическом уровне определить вероятность рака предстательной железы. Его результаты позволяют сделать заключение целесообразности проведения биопсии. Исследования показали, что этот маркер обладает гораздо большей специфичностью, чем тест на ПСА.

Продукт гена PCA3 был открыт в конце 1990-х гг. в ходе совместной работы двух исследовательских групп из университета Рэдбауд и госпиталя Джона Хопкинса (США). Ген PCA3 расположен на 9 хромосоме в районе 9q21-22 и имеет размер 25 тыс. пар нуклеотидов. Ген состоит из 4 экзонов, которые содержат 7 сайтов полиаденилирования. В настоящее время описано несколько альтернативных изоформ зрелой матричной рибонуклеиновой кислоты (мРНК), транскрибируемой на матрице гена PCA3, и почти во всех изоформах отсутствует экзон 2. Наиболее часто в клетках экспрессируются изоформы, содержащие экзоны 1, 3 и 4a или 4b. Анализ полипептидов, кодируемых открытыми рамками считывания мРНК PCA3, не выявил гомологий с описанными ранними белками. Все эти данные указывают на то, что PCA3 относится к некодирующим РНК [11].

PCA3, некодирующий участок мРНК, гиперэкспрессирован в клетках рака простаты в сравнении со всеми остальными клетками. Уровень PCA3 в моче на сегодняшний день широко используется в диагностике рака предстательной железы. Такие свойства PCA3, как специфичность экспрессии и доступность биоматериала для неинвазивного анализа, делают PCA3 перспективным генетическим маркером рака простаты [6, с. 57]. Тем не менее доказано, что совместные результаты уровня ПСА и PCA3 более показательны и информативны в диагностике рака предстательной железы.

В настоящее время все больше ученые занимаются исследованием новых маркеров рака предстательной железы, и, в частности, тестом на определение проэнзима ПСА (проПСА) – [2] проПСА. Эту форму впервые обнаружили в экстрактах из опухолей, и она дает более интенсивное окрашивание иммунохимическими красителями в тканях опухоли предстательной железы по сравнению с доброкачественной тканью. Кроме того, из пяти обнаруженных форм проПСА [2] проПСА является самой стабильной формой in vitro [9, с. 5]. Величина этого показателя свидетельствует о возможной прогрессии рака предстательной железы.

Так как ПСА определяется в сыворотке крови в свободной и связанной форме, для улучшения диагностики рака предстательной железы ввели определение индекса здоровья предстательной железы – Phi (Prostate health index). Он состоит из 5 показателей:

  • результат общего ПСА (оПСА)
  • результат свободного ПСА (свПСА)
  • индекс свПСА/оПСА*100%
  • -2 проПСА
  • индекс Phi (индекс здоровья простаты) (-2прoПСА / свПСА) *√оПСА)

Расчет индекса Phi производится при уровне общего ПСА от 1,6 до 8 нг/мл (калибровка ВОЗ) [7, с. 135].

Согласно данным исследователей низкое значение Phi указывает на невысокий риск рака предстательной железы, и наоборот, высокий уровень показывает на необходимость проведения биопсии простаты и выявления заболевания.

Перспективным направлением в диагностике рака предстательной железы считается совместное определение экспрессии генов PCA3 и TMPRSS2-Erg. [7, с. 138]. Ген TMPRSS2-Erg впервые был описан в 2005 году. Было установлено, что он определяется в моче пациентов, у которых диагностирован рак предстательной железы. Этот ген высокоспецифичен и предсказывает наличие рака предстательной железы, а также прогнозирует течение заболевания. Однако ввиду гетерогенности рака простаты экспрессия TMPRSS2-Erg среди очагов опухолей неоднородна [7, с. 135]. Поэтому в мочу может и не попасть достаточное количество этого гена, необходимое для диагностики и получения положительных результатов. Поэтому этот ген должен рассчитываться только в сочетании с другими биохимическими маркерами опухоли. Также стоит отметить, что данный биомаркер не используется в клинической практике в качестве основного маркера и назначения всем пациентам, однако у отдельных лиц выявление гена TMPRSS2-Erg эффективно в исключении рака предстательной железы.

Таким образом, рак предстательной железы – это грозное заболевание современного мира, от которого умирает большое количество мужчин. Поэтому для выявления этого вида рака и ранней постановки диагноза необходимо использование не только биопсии, но и современных диагностических маркеров. В настоящее время наиболее эффективно применение маркеров ПСА крови и PCA3 в моче пациентов, расчет индекса Phi. В настоящее время ученые занимаются исследованием новых маркеров рака предстательной железы, которые будут применяться в клинической практике для ранней постановки диагноза, а также для исключения летальности пациентов.

Читать еще:  Ранние моторные навыки могут влиять на развитие речи ребенка

VEGF и рак предстательной железы

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Читайте в новом номере

Реферат. Наряду с таким общепризнанным маркером рака предстательной железы, как простатический специфический антиген, в статье анализируется эндотелиальный фактор роста сосудов, который, являясь более универсальным маркером злокачественной опухоли, может быть одним из возможных дополнительных опухолевых маркеров при раке предстательной железы.

Ключевые слова: рак предстательной железы, ПСА, эндотелиальный фактор роста сосудов, VEGF, опухолевые маркеры.

Рак предстательной железы (РПЖ) является наиболее часто диагностируемой опухолью внутренней локализации у мужчин [13]. После внедрения в клиническую практику определения простатического специфического антигена (ПСА) отмечено резкое увеличение заболеваемости РПЖ. Однако ПСА–тест не обладает достаточной чувствительностью и специфичностью [15]. Необходимость улучшения диагностики и определения оптимальной стадии РПЖ лежит в основе поиска новых биологических маркеров, которые позволят избежать ненужных биопсий предстательной железы (ПЖ), помогут в выявлении РПЖ при низких значениях ПСА.
Рост опухоли ПЖ, как и многих солидных опухолей, зависит от ангиогенеза [1]. Сосудистый эндотелиальный фактор роста (VEGF – vascular endothelial growth factor) является наиболее важным цитокином, влияющим на дифференцировку клеток эндотелия, их миграцию, пролиферацию и образование сосудов [3].
ПЖ является значительным источником общего количества VEGF у пациентов, страдающих РПЖ [4], поскольку синтезируется как клетками аденокарциномы, так и лимфоцитами, инфильтрированными опухолью [5]. Повышение уровня VEGF в сыворотке крови может быть результатом повышенной продукции VEGF в ПЖ, что делает VEGF интересным потенциальным опухолевым маркером. Однако первые сообщения по этой теме были весьма противоречивы.
В литературе удалось найти 9 исследований, в которых проводилось сравнение сывороточного уровня VEGF у больных РПЖ и здоровых мужчин [Duque et al., 1999; Walsh et al., 1999; Jones et al., 2000; Shariat et al., 2004; Caine et al., 2004; Trapeznikova et al., 2004, 2005; Peyromaure et al., 2005; Botelho et al., 2010] (рис. 1).
Во всех исследованиях определение уровня VEGF проводилось методом ELISA (enzyme linked immunoabsorbent assay). В 5 исследованиях оценивался сывороточный уровень VEGF [Walsh et al., 1999; Jones et al., 2000; Trapeznikova et al., 2004; Peyromaure et al., 2005; Botelho et al., 2010], в 3 – плазменная концентрация VEGF [Duque et al., 1999; Shariat et al., 2004; Caine et al., 2004].
В 5 из 9 указанных исследований [Duque et al., 1999; Shariat et al., 2004; Caine et al., 2004a; Trapeznikova et al., 2004, 2005] сообщается о статистически достоверном повышении уровня VEGF у пациентов с аденокарциномой ПЖ по сравнению с контрольной группой. В 2 исследованиях [Walsh et al., 1999; Peyromaure et al., 2005] уровень VEGF был выше среди пациентов, страдающих доброкачественной гиперплазией ПЖ, по сравнению с больными РПЖ, но результаты не оказались статистически достоверными.
Только в одном исследовании Botelho et al. в группу контроля входили мужчины с риском развития РПЖ, однако у них при биопсии простаты не было найдено ни опухолевых клеток, ни признаков доброкачественной гиперплазии ПЖ, ни простатита. В этом исследовании пациенты с подтвержденным РПЖ имели статистически достоверно более высокий уровень VEGF по сравнению с группой контроля. Сравнительные данные цитируемых исследований приведены в таблице 1.
Уровень плазменной концентрации VEGF был выше у больных РПЖ по сравнению с группой контроля, что подтвердили все исследования, которые оценивали данное взаимоотношение. Уровень сывороточной концентрации VEGF не различался в группах пациентов с РПЖ с разными клиническими характеристиками. Уровень VEGF также был выше у пациентов с метастатическим РПЖ, особенно в группе гормонрефрактерного МРПЖ, по сравнению с локализованной формой заболевания. Однако достоверное подтверждение этому факту описано лишь в одном исследовании.
Важной целью определения уровня VEGF является перспектива его использования в качестве прогностического маркера. Так, в исследовании Shariat et al. (2004) оценивалась взаимосвязь VEGF с прогнозом после радикальной простатэктомии. Уровень плазменной концентрации VEGF был достоверно ассоциирован с развитием биохимического рецидива (hazard ratio: 1,009; p=0,014). Если эти данные подтвердятся в других исследованиях, можно будет говорить о перспективе использования VEGF для наблюдения за пациентами после радикального хирургического лечения.
Генетические исследования также подтверждают возможности VEGF в качестве опухолевого маркера. Полиморфизм гена VEGF изменяет концентрацию VEGF–белка, что значительно влияет на процесс ангиогенеза и может приводить к повышению риска развития и прогрессирования таких заболеваний, как рак молочной железы, рак легкого, рак ободочной кишки и рак простаты [6]. В будущем, может быть, будет возможным использование этого маркера для прогнозирования резистентности к какому–либо виду терапии, выбора определенного метода лечения для каждого конкретного пациента.
Поводя итог, следует сказать, что уровень плазменной концентрации VEGF выше у больных РПЖ по сравнению с группой контроля. Необходимо отметить, что более перспективным является определение именно плазменной концентрации VEGF, а не сывороточной. На сегодняшний день уровень ПСА по–прежнему является лучшим индикатором болезни [7], поскольку ни в одном исследовании VEGF не показал себя как независимый предиктор рака. Но неясна роль VEGF при использовании нескольких маркеров (панели маркеров), и в настоящее время – это перспективный путь исследования.

Молекулярная диагностика рака простаты

Весь контент iLive проверяется медицинскими экспертами, чтобы обеспечить максимально возможную точность и соответствие фактам.

У нас есть строгие правила по выбору источников информации и мы ссылаемся только на авторитетные сайты, академические исследовательские институты и, по возможности, доказанные медицинские исследования. Обратите внимание, что цифры в скобках ([1], [2] и т. д.) являются интерактивными ссылками на такие исследования.

Читать еще:  Парализованный человек использует намерения движений для управления роботизированной рукой

Если вы считаете, что какой-либо из наших материалов является неточным, устаревшим или иным образом сомнительным, выберите его и нажмите Ctrl + Enter.

История биомаркерной диагностики рака предстательной железы (РПЖ) насчитывает три четверти века. В своих исследованиях А.Б. Гутман и соавт. (1938) отметили значительное повышение активности кислой фосфатазы сыворотки крови у мужчин с метастазами РПЖ. В дальнейшем был разработан более точный метод определения простатспецифичной субфракции кислой фосфатазы (РАР). Несмотря на невысокую чувствительность и специфичность (повышение РАР в 70-80% случаев сопутствовало метастатическому раку простаты и лишь в 10-30% – локализованному), этот биологический маркёр на протяжении почти полувека был основным в «арсенале» уролога.

М.С. Вонг и соавт (1979) описали белок, специфичный для предстательной железы и названный впоследствии простатоспецифичным антигеном (PSA). Ими было доказано, что PSA, свойственна исключительно простатическая локализация, причем его уровень был повышен и при доброкачественной гиперплазии, и при раке предстательной железы. Введение скрининговых программ с использованием PSA принесло положительные результаты: частота обнаружения заболевания возросла на 82%, специфическая смертность снизилась с 8,9 до 4,9%, а возникновение отдаленных метастазов – с 27,3 до 13,4%.

Несовершенство метода определения уровня ПСА связано с его низкой специфичностью, большим количеством ложноотрицательных результатов при нижнем пороговом значении (4 нг/мл). В настоящее время открыто множество других маркёров рака предстательной железы.

[1], [2], [3], [4], [5], [6], [7]

Е-кадгерины

Кадгерины – мембранные гликопротеиды, играющие важную роль в Са+-зависимой межклеточной адгезии. Известно, что утрата межклеточных «мостиков» и связи с соседними эпителиальными клетками – один из первых этапов развития опухоли. Снижение экспрессии Е-кадгерина, нередко наблюдаемое при раке простаты, коррелирует с выживаемостью, клинической и морфологической стадией заболевания.

[8], [9], [10], [11], [12], [13]

Коллагеназа IV типа (ММР-2 и ММР-9)

Как показали многочисленные исследования, основные ферменты, продуцируемые опухолью и разрушающие компоненты межклеточного матрикса, – коллагеназы IV типа (металдопротеиназа-2, -9; ММР-2 и ММР-9). В связи с этим считают, что степень повышения продукции коллагеназы отражает агрессивность опухоли и ее способность к дальнейшему местному распространению.

[14], [15], [16], [17], [18], [19], [20]

Гены р53 и р6З

Ген р53, локализованный в ядре клетки, считают супрессором опухолевого роста. Он предотвращает вступление клетки с повреждённой ДНК в синтетическую фазу цикла деления и индуцирует апоптоз. Утрата нормально функционирующего р53 ведёт к неконтролируемому делению клетки. Ген р6З – функциональный гомолог р53. Его продукция свойственна исключительно базальному слою эпителия предстательной железы, в формировании которого он играет важную роль. При раке предстательной железы экспрессия рбЗ значительно снижена, что обнаруживают при иммуногистохимичсском исследовании.

р21Cip1 и р27Кiр1

Белки р21Cip1 и p27Kip1 – опухолевые супрессоры, ингибирующие все типы циклинзависимой киназы (cyclin dependent kinase – CDK) и препятствующие вступлению клетки в очередную фазу цикла деления. Мутации генов, кодирующих p21 (CDKN1A) и р27 (CDKN1B), обнаруживают при раке простаты достаточно часто, что указывает на плохой прогноз заболевания.

Теломераза

Подавляющее большинство клеток человека имеют запрограммированное количество делений, после совершения которых они подвержены апоптозу либо переходят в G0-фазу клеточного цикла. «Счётчиком» клеточных делений считают теломеры – концевые участки хромосом, содержащие повторяющиеся короткие нуклеотидные участки (ТТАGGG). С каждым делением клетки происходит укорочение теломеров. Однако тсломеры могут и достраиваться с помощью рибонукпеопротеина теломеразы. Существует зависимость между активностью теломеразы, степенью дифференцировки аденокарциномы по шкале Глисона и местной агрессивностью опухоли. В настоящее время активно изучают возможность создания ингибиторов теломеразы для лечения рака простаты.

DDЗ/РСАЗ

Предполагают, что этот ген влияет на развитие и дифференцировку тканей, однако достоверно его функция к настоящему времени не установлена. Экспрессия гена в ткани аденокарциномы предстательной железы – высокоспецифичный показатель. При различных видах патологии железы отмечают превышение его нормального содержания до 34 раз. Незначительная экспрессия DDЗ/РСАЗ отмечена только в почечной ткани. На сегодняшний день разработан метод оценки экспрессии DD3/ РСАЗ, определяемой в моче. Его чувствительность составляет 82%, специфичность – 76%, прогностическая значимость отрицательного и положительного результатов – 67 и 87% соответственно (соответствующие показатели для ПСА – 98, 5, 40 и 83%).

[21], [22], [23], [24], [25], [26]

Ki-67 (МIВ-1) и РСNА (ядерный антиген пролиферирующих клеток)

Кi-67 и РСNА обнаруживают при иммуногистохимическом исследовании в ядрах клеток в любую активную фазу клеточного цикла (G1, S, G2, М), но они отсутствуют в фазу G0, что позволяет использовать их в качестве эффективных маркёров клеточной пролиферации и определения ростовой фракции клеточной популяции. Исследования показали, что Кi-67 и РСNА позволяют с высокой точностью дифференцировать простатическую и интраэпителиальную неоплазию II-III степени и аденокарциному. Обнаружена корреляция этого показателя с данными шкалы Глисона, стадией РПЖ и уровнем ПСА, однако в отношении его прогностической значимости данные противоречивы. В настоящее время нет убедительных доказательств эффективности обнаружения Кi-67 и РСNА для оценки риска развития местной инвазии, метастазированию или биохимического рецидива после радикальной простатэкгомии.

Механизмы, лежащие в основе формирования костных метастазов рака предстательной железы, до сих пор мало изучены. Предполагают, что клетки аденокарциномы для проникнонения через эндотелий сосудов костного мозга используют те же механизмы, что лимфоциты и циркулирующие прогениторные клетки. Одно из необходимых условий адгезии к эндотелию и экстравазалии – наличие на поверхности клетки рецептора СD44. Экспрессию СD44 обнаруживают в 77,8% случаев аденокарциномы предстательной железы, что коррелирует с частотой метастазирования,

[27], [28], [29], [30], [31]

α-Метилацил-КоА-рацемаза (АМАСR)

Рацемазу относят к ферментам, катализирующим переход ветвящихся жирных кислот из R- в S-стереоизомеры, При действии на них пероксисомных оксидаз происходит усиление свободнорадикальных процессов и повреждение ДНК клетки. Определение активности α-метилацил-КоА-рацемазы при иммуногистохимичесхом исследовании позволяет дифференцировать рак от других процессов и более точно определить стадию заболевания (в том числе при исследовании биоптатов).

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector